Спасенная Эсмеральда

30 августа 2011 / Старикова Лидия Владимировна / Южноуральская панорама

Известный балетмейстер Юрий Бурлака в Челябинске Юрий Бурлака вновь приглашен в Челябинский оперный для постановки балета «Эсмеральда» в хореографии Мариуса Петипа. Впервые этот спектакль был поставлен Бурлакой в соавторстве с балетмейстером Василием Медведевым в Большом театре, затем в Берлине. История ...

Известный балетмейстер Юрий Бурлака в Челябинске

Юрий Бурлака вновь приглашен в Челябинский оперный для постановки балета «Эсмеральда» в хореографии Мариуса Петипа. Впервые этот спектакль был поставлен Бурлакой в соавторстве с балетмейстером Василием Медведевым в Большом театре, затем в Берлине.

История любви языком танца

— Юрий Петрович, чем обусловлен ваш выбор «Эсмеральды», в постановке Мариуса Петипа?

— Петипа сделал этот спектакль в конце ХIХ века. Это было время золотого сечения, когда выдающийся хореограф был на пике своего творчества. Именно тогда с высоты накопленного опыта он создал свои самые зрелые, масштабные спектакли, красота и гармония которых прошли проверку временем, оставшись навечно в истории российского и мирового балета. Как и сто с лишним лет назад, в спектакле прозвучит музыка Пуни и Дриго.

— Вы уже ставили такую «Эсмеральду» в Большом и в Берлине…

— Да, я делал спектакль для Большого театра, где труппа состоит из 220 человек. Грандиозная редакция 1899 года Петипа была сделана для Мариинского театра, где тоже было достаточно много артистов. И все же и в России, и Германии все по-разному. В Берлине спектакль был уже более компактным: это другая страна, другой численный состав, другая ментальность. В Челябинске будет отличная от этих — третья редакция. Но суть, главный облик, структура старого спектакля, постановочный хореографический принцип, аромат эпохи прошлого, — сохранятся. Хотя в Челябинске некоторые номера из-за численного состава придется поменять.

— В нашем театре на рубеже шестидесятых годов «Эсмеральда» тоже шла. Старшее поколение зрителей помнит блистательную Галину Борейко в заглавной партии, Светлану Адырхаеву, уехавшую затем в Большой театр, других исполнителей. Чем же будет отличаться ваша «Эсмеральда»?

— Либретто для оригинального балета написал сам Виктор Гюго, автор «Собора Парижской богоматери». И знаете, что любопытно? Он понимал, что балетный спектакль и роман — абсолютно разные жанры. Поэтому в конце балетной «Эсмеральды» он «спасает» главную героиню. И наш спектакль тоже будет позитивный, со счастливым концом. В нем целых пять картин, он очень интересен и артистам, которые смогут показать себя, и зрителям — ведь рассказанная танцевальным языком история любви волнует человечество и по сей день.

Массовка важна не меньше солистов

— Наша труппа готова к такой работе?

— Я достаточно высоко оцениваю состояние челябинской труппы. В этот приезд я вновь посмотрел свой «Золотой век» отстраненно, как бы со стороны. И хотя общий уровень все же чуть понизился, некоторые исполнители меня порадовали. Я не говорю о Татьяне Предеиной, Юлии Шамаровой и других ведущих балеринах, но как выросли девочки, с которыми я начинал работать: Дарья Демченко, Катя Тихонова! Других я пока не видел близко, но для таких, как Даша и Катя, «Золотой век» стал стимулом роста.

К сожалению, у челябинцев нет своего училища и молодые артисты приходят сюда с разными школами. У вас великолепные педагоги-репетиторы, такие, как Галина Борейко, Ирина Сараметова и другие. Но, честно говоря, я им не завидую. Работать с такими разными артистами очень сложно: надо выравнять ошибки разных школ, создать единый кордебалет.

И все же очень важно сохранить всех исполнителей. Сейчас осень и момент, когда в училищах прошли выпуски и можно было пополнить труппу, упущен. А без хорошего кордебалета очень трудно выстроить спектакль, поскольку массовые сцены не менее важны, чем работа ведущих солистов. Из-за малочисленности труппы некоторые спектакли в театре стали «одноразовыми», выпали из репертуара. Потому что, если из пятидесяти человек кто-то элементарно заболевает, заменить его некем. И показать сложный спектакль даже из репертуара, который есть, уже невозможно. «Слугу двух господ», к счастью, решено возродить.

Это эксклюзивный спектакль, зрелищный, — он не идет ни в одном театре страны, к тому же, там хорошие костюмы, декорации, что немаловажно. Работа предстоит огромная и сложная

— А по чьей инициативе возникла идея «Эсмеральды»?

— Вашего великолепного главного дирижера Антона Гришанина, который работал со мной в Германии, дирижировал премьерные спектакли. Он и предложил поставить этот балет в Челябинске.

— Вы создавали «Эсмеральду» с балетмейстером Василием Медведевым. Он тоже сюда приедет?

— Нет, он сейчас занят. Моим соавтором станет ваш новый балетмейстер Юрий Клевцов. Мы с ним вместе учились, давно знаем друг друга, совпадаем во взглядах. В свое время он танцевал в моей постановке «Корсара» в Большом театре. Я знаю его с самой лучшей стороны.

— Вы уже определились с составом?

— Да, примерные составы я уже вижу. В спектакле будет задействована вся труппа, кордебалет плюс миманс. Я уже знаю, кто будет танцевать главные партии. Работа предстоит огромная и сложная. Думаю, сил у труппы хватит. Хотя очень многое зависит от самих артистов, степени их трудолюбия, самоотдачи, желания вырасти профессионально.

— Юрий Петрович, не могу не задать и такой вопрос: почему вас тянет к старине? Почему именно потерявшиеся во времени первоисточники, ведь на поиски оригинальной хореографии приходится терять уйму времени? В России и мире этим занимаются единицы…

В старинных спектаклях — дух эпох

— «Просто балетмейстеров» у нас немало, хотя и не так уж много. Балетмейстеров, которые занимаются старинными балетами, их популяризацией, заполнением лакун прошлого, возращением бесценного хореографического наследия — единицы. Я заинтересовался этим еще во времена студенчества, благодаря своему учителю Герману Николаевичу Прибылову. Среди моего поколения есть еще Сергей Вихарев, — и это все. Мне это интересно, хотя, чтобы найти материалы для той же «Эсмеральды» мне понадобился целый год. Но старинные спектакли восхищают, они гармоничны, красивы, в них дух ушедших эпох.

— Но согласитесь, каждая эпоха вносит свои коррективы, сегодняшнее поколение смотрит другие спектакли, читает другую литературу, поет другие песни. Жизнь движется…

— Да, но вот что поразительно. Общество сохраняет старинные памятники искусства. Художники — полотна старых мастеров, музыканты — классическую музыку, вокалисты — аутентичное пение, в Европе очень бережное отношение к барочной музыке. Не возникает вопроса о литературном и поэтическом наследии. Но из этого ряда почему-то выпала старинная хореография, а это огромный культурный пласт. Без прошлого, как известно, нет будущего.

— Кстати, Юрий Петрович, сумела ли Россия сохранить архивы выдающихся хореографов прошлого? Вряд ли революционное правительство поощряло «буржуазное» искусство балета. В лихие революционные годы вопрос о классическом наследии ставился просто: «А новой стране, это надо?»

— К счастью и тогда нашлись умные понимающие люди, которые сумели сохранить, например, бесценный архив Мариуса Петипа, создателя множества лучших классических балетов. Именно с ним я работаю больше и чаще всего, благо, находится он в Москве: в 50-е годы внучка Петипа передала на хранение в Бахрушинский музей бумаги своего легендарного дедушки.

— Этого достаточно, чтобы восстановить весь спектакль?

— Нет, архив Петипа — это лишь часть, хотя и очень весомая, звено совокупной информации, необходимой для постановки. Это достаточно долгий, кропотливый процесс.
В каждом времени — свой «Корсар»

— Юрий Петрович, однако практически весь русский балетный репертуар — это, в основном, классика ХIХ века. Выходит, многое сохранилось?

— Сохранилось. Сценическая жизнь многих балетов достаточно длинная, однако претерпевшая множество трансформаций. Сейчас время, позволяющее взглянуть на все с другой стороны, оглянуться назад. В каждом времени был свой «Корсар», своя «Эсмеральда», свое «Лебединое озеро». Это нормально. И пусть в театрах идут версии и редакции разных лет: это все достаточно интересно. Но меня лично привлекают первоисточники, замысел создателей: либретиста, композитора, хореографа, художника-декоратора. На мой взгляд, такие спектакли интересны и для зрителей. Согласитесь, что и старое может быть привлекающим, новым.

Маленький мазок в общем полотне

— Для вас имеет значение, где вы ставите спектакль: в Москве, Берлине или Челябинске?

— Нет. Я работаю везде одинаково. Одинаково волнуюсь, нервничаю, если что-то не получается у артистов. Я всегда и везде добиваюсь того, чего хочу, не успокаиваюсь, пока не сделаю спектакль, каким его задумал. При этом все равно, и будучи артистом, и став балетмейстером, перед спектаклем страшно волнуюсь. Творческие сомнения всегда при мне.

— Сейчас вы уезжаете в Москву, когда вернетесь, чтобы начать репетиции?

— В декабре. Хочу еще заметить, что мне нравится Челябинск и работа в театре. По крайней мере, очевидно полное взаимопонимание с артистами, руководством театра, людьми, с которыми я сталкиваюсь.
Премьера «Эсмеральды предполагается в феврале-марте нового сезона.

— И последний вопрос: в свое время Эсмеральду танцевали такие звезды, как Кшесинская, Спесивцева, Гельцер, Уланова. И в первой редакции на сцене с Кшесинской появлялся необычный «персонаж» — настоящая козочка, которая даже жила у балерины, чтобы привыкнуть к ней. Какие у вас мысли на этот счет?

— Конечно, мне хочется, чтобы козочка была. Я уже поговорил на эту тему с Владимиром Досаевым, и он не возражает. Это не так просто, но я, по крайней мере, сделаю все возможное, чтобы рогатая артистка обязательно вышла на сцену вместе с главной героиней. Это маленький мазок в общем полотне спектакля, но все же достаточно яркий. Зачем им пренебрегать?


Постоянная ссылка на статью:
http://up74.ru/rubricks/kultura/2011/avgust-11/spasennaja-ehsmeralda/

 
Информационные партнеры:
URAL1 Информационно-аналитическое агентство "Урал-пресс-информ"
 
Министерство культуры Челябинской области Культура и искусство Южного Урала
 
Нацпроект "Культура"
Портал Культура РФ