Министерство культуры Челябинской области серый фонбелый фон
Касса работает
10:00 - 19:00
продажа и заказ билетов
8 (351) 263-87-63
8 (351) 263-99-82
63 театральный сезон
Версия для слабовидящих

«Евгений Онегин»: от первого лица

Перед московскими гастролями исполнители главных партий оперы «Евгений Онегин» рассказали о своих героях. Напомним, 18 сентября челябинская труппа покажет этот спектакль на Всероссийском фестивале «Видеть музыку» в столице.

О персонаже

Владимир Боровиков (Евгений Онегин): В реальной жизни я совершенно не похож на своего персонажа, однако это обстоятельство совсем не повлияло на создание сценического образа. Наверное, в большей степени это заслуга режиссёра: он вкладывает в артиста множество качеств, которые потом видит зритель в главном герое.

Гузелья Шахматова (Татьяна): Моя героиня романтичная, скромная, с вулканом эмоций и страстей внутри, но внешне они завуалированы. В начале действия зрители видят глупенькую девочку, начитавшуюся книг. Впоследствии она превращается в светскую даму, причем с большим опытом. На мой взгляд, в этом и заключается главная трудность: мне надо показать развитие образа, ведь в финале спектакля Татьяна уже не та…

Павел Чикановский (Ленский): Ленский – это влюблённый поэт, который в определённый момент достигает отчаяния. Интересно, что у Пушкина этот персонаж достаточно идеалистичный, а вот «жизненности» герою придал великий Чайковский, который внёс в сюжет сцену ссоры. Я думаю, Ленский был неспособен существовать в том обществе, даже Ольга не воспринимала его всерьёз. Этот конфликт достигает своего пика, у Ленского рушится мир, ценности оказываются фальшивыми и ложными. Мне кажется, любой человек может найти частичку себя в этом герое.

Анна Костенко (Ольга): Я намного старше пушкинской Ольги, но мы схожи в том, что обе воспринимаем жизнь легко и позитивно. Мне кажется, Ольга не простой персонаж. Это девушка, которая, несмотря на юный возраст, играет роковую роль в сюжете. Кстати, почему-то всегда так получается, что я хочу оправдать своих героинь (смеётся).  С моей точки зрения, в смерти Ленского нет вины Ольги. У неё небольшой жизненный опыт – это заметно в общении с Онегиным.

О вокальной партии

Владимир Боровиков: Партия Онегина для баритона не вызывает сложностей, а вот к декорациям в новой постановке пришлось привыкать: из-за воды на сцене меняется акустика, и слышишь себя уже по-другому. Мне есть с чем сравнивать, поскольку я играл и в первом спектакле.

Гузелья Шахматова: Моё счастье, что эту партию я делала с самой Галиной Вишневской. Великая артистка открыла для меня многие моменты, а также рассказала о тонкостях этой вокальной партии. Например, каким должен быть поворот головы, жесты и взгляд. Я также благодарна известному хореографу Андрису Лиепе, который научил меня держаться на сцене. Я уверена, что у исполнительницы партии Татьяны должен быть крепкий голос, а ещё большая удача, если артист попадает в хорошие руки режиссёра и дирижёра. Мне такая удача улыбнулась.

Павел Чикановский: Композитор Чайковский писал эту оперу для студентов, поэтому партия Ленского доступна по диапазону. Однако, в своё время, планку повысил знаменитый Сергей Лемешев, который умудрялся на неудобных нотах делать потрясающее пиано. Разумеется, я стремлюсь к такому же исполнению. И во многом мне помогает художественный руководитель нашего театра – Евгений Григорьевич Волынский. Например, в сцене дуэли он попросил меня добавить ноющих и болезненных интонаций в голосе. Так у моего героя появился иной звуковой образ.

Анна Костенко: Самое сложное из русской музыки – это Чайковский. Партия Ольги написана для голоса контральто, и в ней есть очень низкие ноты. Определённая сложность есть и при исполнении первого квартета, когда артистам приходится работать за декорациями из плёнки. Так как через неё плохо видно, моими ориентирами являются первый взмах дирижёрской палочки и голос Татьяны, которая поёт с противоположенной стороны. Здесь нужно не только красиво исполнить свою партию, но и так сработать голосом, чтобы зрителям было хорошо слышно.

О чувствах Татьяны и Онегина

Владимир Боровиков: Скажу так: «Это коктейль из феромонов!». Считаю, что у Онегина по отношению к Татьяне было чувство собственности. Доказательство этому финал спектакля: он вспоминает, как когда-то отказался от этой девушки и читал ей нотации. А теперь, видя Татьяну в новом свете, думает: «Ничего себе, а ведь тогда я мог быть с ней!». Про чувства Татьяны нельзя сказать однозначно. Возможно, это была настоящая любовь, а может и юношеская влюблённость.

Гузелья Шахматова: Я склонна думать, что Онегин поступил честно и великодушно по отношению к Татьяне, не предав огласке её письмо. Да, он гуляка и повеса, при этом он обаятелен и хорош собой. Татьяна же стала одной из жертв, полюбивших Онегина. Но она была другой – невинной, чистой и нежной.  Онегин это оценил, но позже. Вот, почему в заключительной сцене столько слёз, переживаний, волнений, нервов…

Павел Чикановский: Я уверен, что Татьяна любила Онегина, потому что именно его образ она проносит через всю жизнь. Онегин же – очень сложный персонаж. Мне кажется, он любил Татьяну, но боялся себе в этом признаться, даже не допускал мысли о том, чтобы быть с ней. После смерти Ленского и скитаний встреча с Татьяной пробуждает в нём радость и желание жить, но главная героиня поступает по канонам и обычаям того времени. Несмотря на такой финал, считаю, что Онегин изменился в лучшую сторону – он осознал, что был не прав.

Анна Костенко: Я думаю, между ними была любовь. Особенно ярко это чувство показано в финальной сцене. В нашей постановке любовь заложена и композитором, и режиссёром.

О театре «Геликон-Опера»

Владимир Боровиков: То, как зритель встретит нас в столице, зависит целиком от нас самих. Я считаю, если певец достаточно хорош в вокале и актёрском мастерстве, то на любой сцене он будет смотреться достойно.

Гузелья Шахматова: «Геликон-Опера» – чудесный театр, где работают хорошие мастера и артисты. Безусловно, Москва – это уровень, которому нужно соответствовать. Очень надеюсь, что мы понравимся зрителям.

Павел Чикановский: В «Геликоне» я был только в качестве зрителя, поэтому с нетерпением жду нашего выступления. Думаю, челябинский «Евгений Онегин» идеально подойдёт для этой площадки, поскольку репертуар у московского театра экспериментальный.  

Анна Костенко: Перед нами стоит очень ответственная задача – достойно представить челябинский театр. Приятно, что билеты уже почти все проданы, значит, зрителям любопытно, что происходит на театральных подмостках в других городах страны. Кстати, от столичных коллег я слышала, что публика в Москве внимательная и с интересом слушает новых исполнителей.

 
Информационные партнеры:
ОГУП "Областное телевидение" СТС-Челябинск Информационно-аналитическое агентство "Урал-пресс-информ" ГТРК "Южный Урал"
Партнеры:
Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета Челябинский государственный Музей изобразительных искусств Челябинский государственный академический театр драмы им. Н. Орлова