«Я знала театр с детства!»

Интервью с народной артисткой России,в прошлом - солисткой оперы и художественным руководителем оперной труппы, а сегодня - руководителем стажерской оперной группы Галиной Зайцевой.

От зрителя до солистки театра. О такой карьере может мечтать любая артистка. А Галина Семеновна Зайцева может похвастаться этим. Ведь ее детские мечты о сцене стали реальностью и подарили долгие годы счастья.

Галина Семеновна, вы в буквальном смысле слова ворвались на челябинскую сцену! Расскажите о вашем первом выступлении.

- Действительно, я оказалась на сцене стремительно. В 1976 году я закончила Уральскую государственную консерваторию в Екатеринбурге и вернулась в Челябинск. 27 октября у меня было прослушивание в театре, а 3 ноября я уже принимала участие в правительственном концерте. Помню, меня нашли за кулисами и сказали: «Так, Галя! Ты поешь в концерте». Я тогда удивилась, как так? Это был правительственный концерт к 7 ноября. Были главы всех районов, представители правительства. И вот там было мое первое выступление. Я пела партию Розины из «Севильского цирюльника». Нужно было выступать в парике и в костюме. Конечно, я очень волновалась! Тогда я всего второй раз в своей жизни пела с оркестром! Меня спасало то, что этот театр я знала с детства. Раньше обязательно школы посещали спектакли не только детские, но и взрослые. Тогда были великолепные спектакли «Демон», «Снегурочка»... Я, учась в школе, знала все о певцах и очень часто посещала театр. Поэтому, когда меня взяли в этот театр, для меня это было большое счастье! Кстати, ввод в первую сольную партию у меня тоже был стремительный. Я была Эсмеральдой в опере «Проданная невеста» Б. Сметаны. Это небольшая партия, но все-таки с танцами, довольно игровая. Мы ее сделали за неделю!

Когда вы пришли в театр, ему было уже 20 лет. Какой он тогда был?

- Знаете, мы тогда были все счастливы. Мы не знали, что мы плохо живем, нас не интересовали зарплаты, самое главное для нас было – это театр и музыка. Нас так воспитывали! Я свою первую зарплату стеснялась получать два месяца. Меня потом нашли из бухгалтерии и привели за руку. Мне было ужасно стыдно получать деньги. Я думала за такое счастье еще и деньги получать? Я жила с родителями и знала, что с голоду не умру, но если бы сразу жила в общежитии, наверное, меня этот вопрос бы заинтересовал.

Я никогда не забуду свой первый день в театре. Я пришла, подошла к расписанию и вдруг увидела, что навстречу мне идет высокого роста мужчина до боли знакомый. Я думаю, где я его видела? Боже мой! Это был Валентин Гриченко, который пел тогда все ведущие басовые партии театра. Вот тогда я чуть не упала в обморок (смеется), потому что не ожидала, что первого встречу Гриченко. Его тогда знал весь город!

Что касается творческой деятельности, она была насыщенной?

- Каждый год в театре было пять обязательных премьер: две балетных, две оперных премьеры и детский спектакль. Вообще было очень много детских спектаклей, мы воспитывали будущего зрителя. Это для нас было важно!

Мы объездили всю Россию! У нас каждый год два, три месяца были гастроли. Мы всегда приезжали с них окрыленные и были счастливы! Мы были в городах, где любили оперу. Это Чита, Иркутск, Екатеринбург, Пенза, Красноярск. Наши спектакли шли на аншлагах. Помню, в Екатеринбурге я поднялась на балкон, чтобы послушать своих партнеров. Так вот там сидели студенты с клавирами и фонариками в руках, они изучали эти партии. На заключительном концерте нас просто не отпускали! Такие же чудесные гастроли у нас были в Сочи. Перед поездкой нам говорили, что мы будем там «гореть синим пламенем». Мы немного расстроились. А что Сочи для нас? Загорать нельзя – должно быть белое тело, купаться нельзя – можно простудиться. Тогда министром культуры был Владимир Николаевич Макаров. Он не поверил, что мы в Сочи выступаем на аншлагах и приехал на заключительный концерт, чтобы убедиться в этом. У меня был предпоследний номер. Я вышла на сцену, а там дышать нечем! Полный зал, в проходах стулья стоят, софиты горят. Я подумала, как я буду петь? Я же сейчас упаду… Вот тогда Макаров понял, что такое оперный театр, и стал по-другому к нам относиться. Он сказал потом: «Боже мой, я даже не думал, что люди так работают в театре! Прихожу утром, там поют, там танцуют, тут хор репетирует».

Гастроли запомнились только аншлагами, или были и курьезные случаи?

- Конечно, были смешные моменты. Мы привезли в Златоуст оперу «Севильский цирюльник». Это спектакль у нас идет на круге на сцене, который во время действия крутится. На репетиции все было нормально. Но на спектакле меня просто увезли на задник сцены. Я смотрю, там огромными буквами на голой стене написано «Не курить». Когда я это увидела, я не сдержалась, упала на стол и засмеялась. Я очень смешливая, в театре все это знают. Я начала хохотать. Круг пошел обратно, занавес закрыли, мы начали с начала. Я снова запела, круг снова ушел назад. Все наши солисты мужчины начали упираться в декорации и пытаться сдвинуть круг ногами. Но там несколько тонн! Конечно, ничего у них не получилось. Нас снова остановили, и мы работали уже без круга. Хотя спектакль очень интересен своим движением. Зрители нам так хлопали в конце. Видимо, боялись, что мы расстроились. Мы очень хорошо расстались.

Галина Семеновна, сейчас вы руководите стажерской оперной группой. Сейчас вы счастливы?

- Для меня это большое счастье и большая ответственность! У меня здесь выпускница Елена Роткина. Я отслеживаю все ее творчество, переживаю и чувствую себя ответственной за нее. У меня здесь был Михаил Меньшиков. Будучи студентом, он стал солистом театра и сделал восемь ведущих партий. С этого сезона он работает в театре оперы и балета Нижнего Новгорода. Я слежу за творчеством всех, кого учила.

Трудно ли быть оперным солистом?

- Солисты – это самый дисциплинированный народ. Оперного солиста отличает режим, направленный на сохранение голоса. Если ты теряешь голос, ты теряешь профессию. Для певцов, чем больше спишь, тем голос лучше звучит. Что-то поел не то, все! Везде должна быть дисциплина, даже в питании. Должна быть качественная, энергетическая пища. Яркий пример, к нам приезжал народный артист Владислав Пьявко. Каждый день он ходил на рынок и покупал вырезку 800 граммов мяса. Он отбивал это мясо, кидал на шипящую сковородку и считал: «Раз, два, три, четыре, пять» и переворачивал, потом снова так. Ему энергию хватало на весь день. Быть солистом – это ежедневный труд и дисциплина!

Театр сильно изменился за 60 лет своей творческой жизни?

- Сейчас театра стал более современным. И это правильно. Сейчас нельзя по старинке. Публика другая, нужно спектакли ставить по-новому. Я очень рада, что у нас появилась Катя Василёва, это талантливейший режиссер. Посмотрите, ведь зритель идет! Я хочу, чтобы театр расцветал, чтобы в нем никогда не прекращалась творческая струя, чтобы всегда были хорошие музыканты и дирижеры. Я сейчас наслаждаюсь работой Евгения Волынского. Это удивительно, как человек ощущает музыкальную форму.

Несмотря на то, что театру исполняется 60 лет, он еще молодой! И может продолжать жить в том же духе!

Фото из личного архива Г. С. Зайцевой

 
Информационные партнеры:
URAL1 Информационно-аналитическое агентство "Урал-пресс-информ"
 
Министерство культуры Челябинской области Культура и искусство Южного Урала
 
Нацпроект "Культура"
Портал Культура РФ