Деликатный Вагнер

2 марта 2011 / Анна Галайда / Ведомости

Оперная программа фестиваля «Золотая маска» стартовала сенсацией — вагнеровским «Лоэнгрином», привезенным из Челябинска. Постановка, задуманная как полуконцертная, претендует на победу в шести номинациях национальной театральной премии Вагнер остается на отечественном оперном пространстве раритетом. Требующий титанических усилий для освоения — и ...

Оперная программа фестиваля «Золотая маска» стартовала сенсацией — вагнеровским «Лоэнгрином», привезенным из Челябинска. Постановка, задуманная как полуконцертная, претендует на победу в шести номинациях национальной театральной премии

Вагнер остается на отечественном оперном пространстве раритетом. Требующий титанических усилий для освоения — и художественных, и материальных, — в последние годы он мелькнул «Летучим голландцем» в Большом театре и «Лоэнгрином» в «Новой опере», но ассоциируется почти исключительно с Мариинским театром, где Валерий Гергиев осуществил первую в российской современной истории постановку всего цикла «Кольца нибелунгов».

Шаг челябинцев, взявшихся за постановку «Лоэнгрина», выглядит особо дерзким: это не только первое в истории театра обращение к Вагнеру, но и его самый амбициозный проект — коллектив не значится в числе тех, кто определяет погоду в российском оперном мире, мало того, в последние годы он пережил тяжелые катаклизмы, в ходе которых потерял значительную часть прежнего состава труппы. Финансовое состояние театра выдает определение постановки роскошного «Лоэнгрина» как «концертно-сценической версии».

Тем не менее Челябинскому театру хватило задора и фантазии на то, чтобы его первый Вагнер не выглядел безмерно растянутым концертом в костюмах. Из подручных средств режиссер Андрей Сергеев, взявший на себя также и сценографическое оформление спектакля при активной поддержке художника по свету Андрея Потапова (оба претендуют на «Золотую маску» в своих номинациях), создал мифическое пространство, которое не знает полутонов — в нем есть только белый (мир Лоэнгрина и Эльзы) и черный (Тельрамунд и Ортруда), расцвеченный вкраплениями бордового. Его смыслообразующим символом оказывается крест — он высвечивается на заднике, отражается черно-белыми полотнищами на планшете сцены, выстраивается из групп хора.

Однако, как и положено у Вагнера, главная роль в этом спектакле принадлежит музыке. И дирижер Антон Гришанин (еще один претендент на «Маску») находит средства, чтобы не сравнивать челябинские оркестр и певцов со столичными. Для тех, чьи представления о Вагнере сформированы Валерием Гергиевым, который видит его как создателя музыки вселенских катаклизмов, мощной, страстной и не снисходящей к отдельному человеку, этот композитор в спектакле Челябинского театра может показаться не вполне знакомым. Вагнер, каким его видит Гришанин, оказывается лиричным, проникновенным и даже деликатным. Он позволяет певцам, среди которых двое номинированы на «Маску» (Федор Атаскевич — Лоэнгрин и Сергей Гордеев — Тельрамунд), не бороться с оркестровым громкозвучием, а представить полноценные драматические характеры. Благодаря этому исполнение, задуманное как полуконцертный вариант, выглядит спектаклем полноценным и гармоничным.

- – - – - –
Второй дебют
На «Золотую маску» Челябинский оперный приезжает второй раз. В середине 2000-х он представлял «Пиковую даму» в постановке Алексея Степанюка. Тогда спектакль был отмечен одной наградой – спецпризом жюри исполнителю партии Германа Максиму
Аксенову.


Постоянная ссылка на статью:
http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/255864/delikatnyj_vagner

 
Информационные партнеры:
СТС-Челябинск Информационно-аналитическое агентство "Урал-пресс-информ" Памятные даты военной истории России
 
Министерство культуры Челябинской области Культура и искусство Южного Урала
 
Нацпроект "Культура"
Портал Культура РФ