Министерство культуры Челябинской области серый фонбелый фон
Касса работает
10:00 - 19:00
продажа и заказ билетов
8 (351) 263-87-63
8 (351) 263-99-82
63 театральный сезон
Версия для слабовидящих

В Челябинске «осовременили» оперу Леонкавалло «Паяцы»

Опера Руджеро Леонкавалло «Паяцы» — одна из самых известных в мире, а ария главного героя в исполнении великого Карузо стала одной из самых продаваемых грампластинок в начале ХХ века, достигнув миллионного тиража. Челябинский театр оперы и балета им. Глинки предложил зрителю свою версию «Паяцев» — яркую, страстную и увлекательную.

Опера «Паяцы» строится на сильном драматическом сюжете, который композитор и автор либретто Руджеро Леонкавалло подсмотрел у самой жизни еще в детстве. В доме его отца, в калабрийской деревне Монтальто, служил один человек, влюбившийся в жену странствующего актера. Тот узнал о преступной интимной связи супруги и в ярости зарезал обоих любовников. Отец Леонкавалло, будучи представителем судебных властей, вынужден был осудить актера за двойное убийство на двадцать лет заключения. Услышав приговор, убийца прокричал: «Я не раскаиваюсь в убийстве! Наоборот, если бы это надо было сделать снова, я бы сделал!». Леонкавалло был сторонником веризма — течения, представители которого считали, что опера должна подражать жизни. Этот трагический деревенский сюжет с двойным убийством он положил в основу «Паяцев», которые стали его художественным манифестом.

Молодой режиссер, приглашенный в Челябинск из Ростовского государственного музыкального театра, Павел Сорокин решил в своей постановке добавить интриги и использовать кинематографический прием флешбэка: когда занавес открывается, перед зрителем появляется киноэкран, по которому бегут кадры газет, публикующих историю сенсационного преступления и лицо главного героя. В этот момент зритель слышит знаменитый пролог — довольно длинное оркестровое вступление, которое, накладываясь на изображение, сразу рождает в зрителе нужное настроение.

— Мы снимаем кино, — рассказывает о постановке Павел Сорокин. — Сначала зрители видят конец истории, а потом узнают, что привело к такому итогу. Можно сказать, мы делаем оперу в детективном жанре.

Первое, что поражает зрительское воображение, когда занавес окончательно поднимается — это роскошные декорации. Сам шатер передвижного театра, где паяцы устраивают представление, с яркой вывеской; длинный стол, освещенный гирляндой и роскошный «живой» задник, где на протяжении действия переливается море, мерцают звезды и луна пробивается сквозь бегущие облака. Прекрасно передана атмосфера Калабрии (южной Италии) и, в особенности, атмосфера деревни, где все знают обо всем и ничего невозможно скрыть. Любовная драма со смертельным исходом разворачивается на глазах всех деревенских жителей, которые представляют из себя большой хор. Трудно сказать, сколько людей задействовано на сцене, но такой большой массовки я давно не видел. Очень атмосферно, очень костюмно, очень нарядно и ярко.

— Атмосфера жаркой Италии, раскованность чувств и дерзость нравов позволяют нам создать молодые, живые, «чистые» эмоции, которые способны вызвать сопереживание у зрителя, — говорит Павел Сорокин. — Ураганная энергия музыки и невероятная динамика действия не позволяют оторваться от происходящего на сцене никому. Очень надеюсь, что наш спектакль найдет отклик у челябинского зрителя.

С отроческих лет (когда я довольно часто ходил в оперу и оперетту) мне запало в память, что советский оперный артист — это сильно пожившее существо с фигурой пингвина и такой же уклюжей пластикой. Ничего подобного! Оперный артист XXI века — не только голосистый, но и молодой, красивый, пластичный и страстный.

Примадонна странствующей труппы Недда в исполнении Гузельи Шахматовой — это настоящая femme fatale, сразу понимаешь, отчего калабрийские мужики утратили разум. Она удивительно достоверно изображает мечтательность и страсть, создавая мощный притягательный образ. Ее Недда не только женственна, но и обладает недюжинной внутренней силой и смелостью. Ее длинный дуэт с любовником Сильвио (который в этой версии больше похож на денди, чем на простого крестьянина, а уж когда обнажает торс, так девушки в зале ахают: крестьянин как только что из спортзала вышел) — увлекательная и совершенно реалистичная любовная сцена, внешняя целомудренность которой совершенно никого не обманет — артисты показывают чистую плотскую страсть.

Обманутый муж, паяц Канио (артист Павел Чикановский) почти застает любовников, но Сильвио удается бежать и Канио не видит его лица. Он надеется разглядеть его в толпе зрителей на вечернем представлении. Один из самых драматичных моментов действия — Канио только что узнал о неверности жены, но ему нужно подниматься на сцену, чтобы веселить публику. Здесь Павел Чикановский выдает такую гамму эмоций, что у зрителя возникает крамольная мысль: а у него на финал-то останется пылу? Не сомневайтесь. Останется. Его Канио — фигура шекспировского масштаба.

Помимо того, что Леонкавалло сталкивает сильных героев в трагической и безысходной ситуации, он усиливает напряжение при помощи энергичной и эмоциональной музыки. В результате, зритель переживает катарсис невероятной силы. Эффект усиливается еще и тем, что оперу дают на итальянском языке. Русские субтитры показывают на двух больших экранах по бокам от сцены. Это придает действию дополнительный особый вкус. Ты словно бы проваливаешься вглубь времен на сто двадцать лет, ныряя в контекст создания «Паяцев».

В итоге, получилась сильная и очень красивая постановка, которую можно рекомендовать даже тем, кто с прохладцей относится к опере. Настоящий праздник музыки и мастерства.

Источник: https://ob-zor.ru/opera-leonkavallo-payacy , автор: Максим Бодягин

 
Информационные партнеры:
ОГУП "Областное телевидение" СТС-Челябинск Информационно-аналитическое агентство "Урал-пресс-информ" ГТРК "Южный Урал"
Партнеры:
Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета Челябинский государственный Музей изобразительных искусств Челябинский государственный академический театр драмы им. Н. Орлова