Версия для слабовидящих
Новости

В Челябинском театре оперы и балета им. М.И. Глинки начались репетиции спектакля «Евгений Онегин»

В Челябинском оперном под руководством помощника режиссера Софии Довьят (Польша), начались репетиции оперы П. Чайковского «Евгений Онегин». Напомним, что премьера спектакля запланирована на 8 и 9 апреля.

София Довьят (Zosia Dowjat) – молодой талантливый помощник режиссера, с удовольствием ответила на наши вопросы и рассказала о своем подходе к репетициям, о впечатлениях от работы с челябинскими коллегами и об отличии русского театра от европейского.

София, это первый ваш визит в Россию?

Нет. Я уже бывала в России, но только как турист. Успела посетить вашу столицу. Мне понравилась Москва, красивый город. Побывала в Новосибирске и Иркутске, знаменитое озеро Байкал оставило у меня незабываемые впечатления. А вот по работе я приехала впервые и именно в Челябинск.

Считается, что польский язык очень похож на русский. Да и было время, когда в польских школах русский язык был обязательным. Но вместе с тем трудности все равно возникают. Как складывается Ваше общение с русскими коллегами?

Да, действительно, языки очень похожи, но все же это два разных языка. Изучала русский язык в школе, потому что очень этого хотела. В процессе работы всплывают знакомые слова и мне понятно, что говорят мои коллеги, но ответить на их языке уже не получается. Многое забыла. (Смеется) Иногда я пытаюсь общаться на русском, но все равно, я больше понимаю русскую речь, чем говорю. Для меня очень неудобно, что я не могу разговаривать по-русски и не могу объяснить все, что должно происходить на сцене. Пока приходится прибегать к услугам переводчика, но русский язык я обязательно выучу.

София, расскажите, пожалуйста, немного о себе: откуда, где учились, работали? Когда театр стал частью вашей жизни?

Я училась в Польше в театральной школе и в университете. Изучала теорию культуры различных стран, историю театра. Я верю, что те пять лет учебы в университете и занятия в театральной школе помогли мне вырасти в профессии. Кроме того, все что я должна знать для своей работы, я изучаю каждый день, находясь на работе.
Знакомство с театром у меня началось в возрасте 11 лет благодаря моему старшему брату. Именно он привел меня в театральную школу для детей, где на протяжении четырех лет, каждый день шли занятия. Это была очень серьезная школа, которая сильно изменила мою жизнь.
После окончания старшей школы я захотела стать ветеринаром. Но, увы, у меня плохо шла биология и физика, а в других предметах, как, например, история, обществознание я была сильна. Вот поэтому я стала обучаться в двух школах одновременно. В момент учебы я сделала выводы, что общение с людьми дается мне намного легче, чем опыты с пробирками. Мне нравится организовывать различные вещи, события, представления. В юном возрасте я начала заниматься газетой, встречами, медиапланированием, продюсированием театральных представлений в Варшаве и это было что-то новое для Польши. Я находила спонсоров и составляла бизнес-планы, в тот период я была единственной, кто этим занимался. В 20 лет стала самой известной персоной в сфере продюсирования в Польше, и все спонсоры были вокруг меня. (Смеется) Кто-то мне сказал тогда, что то, что я делаю, очень хорошо. Собственно, это и определило мою дальнейшую судьбу.

В каких постановках вы принимали участие? С кем из режиссеров было интересно работать? И что было самым запоминающимся?

О, их было точно больше ста! Начиная с 2000 года, я работаю с Михалем Знанецким. С ним вместе мы создали 90 спектаклей. Также я работала с отличными режиссерами: Робертом Уилсом (Америка), Каликсто Биейто (Испания), Марсело Ломбардеро (Аргентина), Дэвидом Паунтейном (Великобритания), и, конечно, польские режиссеры. Я помню все постановки, все моменты рабочего процесса, все эмоции, какие тогда испытала – любовь, страх, ненависть, боль и другие. Потому что это работа основана на памяти. Каждый момент очень важен, нужно помнить, что и за чем следует. И от всех этих уроков, которые давала мне судьба, я получала удовольствие. Каждая работа была очень интересна.
Наверное, самым запоминающимся воспоминанием для меня стала одна из первых работ с Михалем. Мы тогда только начинали наше сотрудничество, и он пригласил меня для постановки спектакля под открытым небом. Он тогда сказал, что мне нужно будет выучить итальянский язык. За два дня! Чтобы работать с итальянскими студентами. Ребята никогда не играли в театре, и для них это было необычным экспериментом. За десять дней работы над постановкой «Ромео и Джульетта» я научила этих студентов переживать жизнь своего персонажа, работать с эмоциями. На премьере зрители не сдерживали своих слез, они плакали! Вот это было восхитительно увидеть то, как реагирует зритель на твою работу.

Чем, на ваш взгляд, европейский театр принципиально отличается от русского?

У большинства театров в Европе нет своего репертуара, а у русских он есть. Для постановки спектакля в Европе набирается известный состав артистов, например, те, которые уже были приглашены ранее на другие спектакли. В течение одного месяца проходят репетиции, и только потом зритель увидит постановку. Спектакль покажут около пяти раз, далее его снимают с репертуара. В этом и есть разница. Иногда театры меняются постановками, но это не гастроли спектакля. Костюмы, декорации, идея произведения переходят в другой театр, где вновь набирается новая труппа актеров. И я еду уже в тот театр, куда привозят декорации, чтобы работать с новой командой над этим произведением. Такая структура есть, например, в Испании. Это одна система, но в Польше есть и театры со своим репертуаром. Каждый театр отличается друг от друга.
Моя роль в данной компании – быть связующим звеном – контактным лицом между театрами и моей командой. В силу своей работы я узнаю о театре все в первый день. Это может быть мелкая проблема, которую легко решить либо серьезная, которая требует больших затрат и финансовых в том числе. Также всегда есть необходимость заказывать, покупать или брать в аренду дополнительный рабочий инвентарь. Вот и приходится работать в разных условиях. Огромный плюс российских театров в том, что у них всегда есть штат нужных людей – художественно-постановочная группа.

Какое у Вас отношение к международному сотрудничеству? Дань моде, слияние культур или обмен опытом?

Это точно не смешивание культур и не дань моде. Если привести пример, то – это как сравнить национальное блюдо кухни Японии – суши. Их престижно готовить во всем мире, но на своей родине они лучше. Так, и международное сотрудничество, оно, скорее всего, как красивый путь для создания новой культуры. Здесь нет преград для работы людей, говорящих на разных языках, здесь есть обсуждение различных точек зрения, поиск новых возможностей. Наша постановка оперы «Евгений Онегин» в Челябинске будет не традиционно польская опера, это было бы неправильно. Но работать с новыми людьми – это прекрасно!

Не успев приехать в Челябинск, Вы сразу же приступили к репетициям, каковы Ваши впечатления от работы с челябинской труппой? Сколько артистов задействовано в постановке и как проходит рабочий процесс?

О, мои впечатления очень хорошие! Все знают, что Россия – музыкальная страна. Российские музыканты, композиторы, дирижеры, художники известны во всем мире. И очень хорошо работать в той стране, где ставится опера. В Аргентине, например, русскую классику сложнее поставить, чем в России. Опера П.И. Чайковского «Евгений Онегин» – это национальное произведение и его не нужно объяснять русскому артисту. Для меня это важно!
На сегодняшний день в постановке задействовано около ста человек – это и солисты оперы, хор, артисты балета.
Рабочий процесс включает в себя – быстрое создание черновика, чтобы каждый знал, что он делает от начала до конца. И в каждой сцене я объясняю это артистам.

Как Вы познакомились с Михалем Знанецки? Почему он взялся за русскую классику. С чем связано его решение поставить «Евгения Онегина» в России?

Мы познакомились с Михалем в 2000 году в Польше. Он тогда искал себе помощника режиссера, чтобы работать над драматическим произведением. Проделанную мной работу он оценил на «отлично» и, поверив в меня, продолжил сотрудничество.
Поставить русскую классику – это честь для многих режиссеров. Опера «Евгений Онегин» – очень красивая опера. В ней прекрасно прописана драматическая линия, характеры героев. Благодаря композитору режиссеру есть место для демонстрации той истории, которую он видит. «Евгений Онегин» – это лучшее, что может быть для постановки. Собственно, это и стало желанием Михаля взяться за русскую классику, а в нужный момент на горизонте появился Евгений Волынский. В краковском театре тогда состоялась премьера оперы Чайковского «Евгений Онегин», где он стоял за дирижерским пультом. После спектакля мы встретились и обсудили возможность поработать вместе. Евгению было интересно посмотреть, как будет выглядеть эта опера на челябинской сцене и мы решили попробовать.

Поделитесь с нами своими ожиданиями от масштабной работы международной команды.

Я ожидаю красивый суперэффект. Очень любопытно посмотреть на костюмы, созданные русским дизайнером Еленой Сластниковой. Но уже сейчас знаю, что будет красиво! И, конечно, мы успеем все сделать вовремя!

 
Информационные партнеры:
URAL1 Информационно-аналитическое агентство "Урал-пресс-информ"
 
Министерство культуры Челябинской области Культура и искусство Южного Урала
 
Нацпроект "Культура"
Портал Культура РФ