Клара Антонова: «Фауст» вновь на оперной сцене (Часть 2)

Театровед о встрече с волшебной музыкой Шарля Гуно. (…Продолжение. Часть 1) Но вернемся к опере. В первом действии, происходящем по описанию либреттистов Жюля Барбье и Мишеля Карре (почему–то не указанных в программе) на площади небольшого городка, радостное оживление. Пируют горожане. ...

Театровед о встрече с волшебной музыкой Шарля Гуно.
(…Продолжение. Часть 1)

Но вернемся к опере. В первом действии, происходящем по описанию либреттистов Жюля Барбье и Мишеля Карре (почему–то не указанных в программе) на площади небольшого городка, радостное оживление. Пируют горожане. Среди них новые участники действа. Печальный брат Маргариты Валентин (баритон), его друзья Вагнер(бас), Зибель (меццо–сопрано), Маргарита – сестра Валентина (сопрано) и Фауст с Мефистофелем.

Сергей Гордеев в партии Валентина, бесспорно, хорош. Его баритон льется свободно и выразительно оживляет музыкальный образ партитуры. Бас Ивана Морозова естественно вписывается в многоголосье ярмарочной сцены. Его Вагнер слышен, виден, заметен даже с такой фигурой, как Мефистофель Лоскуткина. Зибель в исполнении Анастасии Лепешинской – это искренний, сентиментально влюбленный юноша. И взволнованные интонации в голосе певицы, умоляющие призывы, обращенные к Маргарите, окрашивают ее меццо–сопрано в теплые тона.

Во втором действии в «Саду Маргариты» появляется еще один персонаж, наделенный голосом, близким по звучанию с Зибелем – Лепешинской. Это Марта, соседка Маргариты, в исполнении Марины Новокрещеновой, тоже меццо–сопрано. Когда–то отмеченной и признанной зрителем в «Риголетто» Верди в образе красотки Маддалены. С тех пор, остающимся ее верным поклонником.

Когда и возрастная роль лишь добавляет интереса к творческой личности певицы. Но наиболее полно и психологически разнообразно оперный драматург нарисовал центральный музыкальный портрет Маргариты. Композитору, чье лирическое дарование и подлинность чувств к своей героине, помогли передать сложную гамму переживаний юной, скромной девушки: от первого робкого чувства влюбленности до страсти и горькой драмы безумия.

Екатерина Бычкова (сопрано), утвержденная на роль Маргариты – подлинная находка для спектакля. Уже в том, что она лишь в прошлом году окончила Нижегородскую консерваторию имени М.И. Глинки и принята в театр, носящий имя Глинки, видится умысел Судьбы. А появление в числе первых партий Маргариты – счастливый случай, который в жизни артиста имеет большое значение. Ее превосходные внешние данные: пропорциональная стройная фигура, милое лицо, женственные, грациозные движения, чистый голос, которым она умело владеет – все роднит Екатерину с ее героиней. И позволит исполнительнице в будущем наполнять образ более тонкими, трагичными красками в финале.

Фауст представлен в опере восторженным, энергичным, пылким юношей. Яркий, сильный, красивый голос Павла Чикановского (тенор) особенно привлекателен в сценах Пролога, во 2–ом действии, когда его герой упивается вернувшейся молодостью и счастьем ответной любви. На протяжении всего спектакля молодой певец достойно выдерживает колоссальную нагрузку , одерживая очередную творческую победу. (Здесь я не буду перечислять всех наград и лестных отзывов в прессе и интернете о певце, главное – он выпускник нашего Южно–Уральского института искусств им. П. И. Чайковского, педагога Ю.Г. Никитина).

Не грех вспомнить затруднения Шарля Гуно при разучивании «Фауста». Он признавался: «Ответственная и большая партия Фауста оказалась не под силу тенору, которому она была поручена….За несколько дней до первого представления пришлось искать заместителя….и опера увидела свет рампы 19 марта 1859 года».

Слава Богу! Нашим постановщикам не понадобилось прибегать к замене. А для слушателей стал приятным сюрпризом благоприятный подбор всех исполнителей. К сожалению, «Вальпургиева ночь» в 3–ем действии по причине не продуманных костюмов, а подобранных, будто случайно, малочисленная группа артистов балета, изображающих не то сатиров и вакханок, не то веселых куртизанок, разочаровала меня. Но в этом нет вины артистов. Они профессионально и грамотно делали свое дело. Однако так ладно выстроенное, концертное действо разрушилось.

Удаление музыкантов в оркестровую яму изменило ту слитность голосов и сопровождающих звуков музыки, которая являлась достоинством первых двух актов. Зато хор Ангелов «Христос Воскресе!» в финале оперы, его умиротворяющее действие оставляют впечатление светлой радости и удовлетворения от встречи с великой музыкой.

Источник: chel.aif.ru
Автор: Клара Антонова

 
Информационные партнеры:
ОГУП "Областное телевидение" СТС-Челябинск Информационно-аналитическое агентство "Урал-пресс-информ" ГТРК "Южный Урал"
Партнеры:
Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета Челябинский государственный Музей изобразительных искусств Челябинский государственный академический театр драмы им. Н. Орлова Нацпроект "Культура"